Ноя 232010
 

В этот раз мы поговорим о применении йоги в нашей каждодневной жизни. Меган МакДоноу, йогиня со стажем, описывает, как можно менять свою жизнь с помощью йогических методов работы с сознанием. Это как раз то, чему мы все хотим научиться – продолжать сохранять внутри йогу, выходя из зала после практики.


Йога и мир в мире

На прошлой неделе мы с моим мужем поссорились. Это не была драма, сопровождаемая  разводом или разъездом; просто обычная супружеская размолвка, подкрепленная сильными эмоциями. Все началось с события, которое должно было стать радостным: мы отправились в клинику навестить племянника и его жену, которая только что родила сына.

Подержав ребенка и поздравив родителей, мой муж стал подшучивать над  племянником, который набрал вес. Женщины знают, что это абсолютное табу – говорить другой женщине, насколько она поправилась, и, хуже того,  давать инструкции о том, как избавиться от нежелательного животика (как делал мой муж). Я пыталась перевести разговор в более мирное русло. Мне это не удалось.

После того как мы покинули материнскую палату, у нас произошел грандиозный спор по поводу происшедшего. Я полагала, что дискуссия о весе была неуместной. Он полагал, что я делаю из мухи слона.

Временами супружеский мир кажется столь же невероятным, как и мир в обществе. Боремся ли мы против угрозы террористической атаки или пытаемся восстановить гармонию в семье, древняя мудрость Йоги может пролить свет на причины войны.

Действие

Временами работа может напоминать поле битвы. Одна женщина рассказала мне историю о том, что в ее офисе царила весьма напряженная обстановка,  и ей приходилось постоянно практиковать терпение. Однажды, во время занятия йогой, закрыв глаза и соединяя дыхание с движением, она сделала открытие: «Я  путаю терпение и пассивность!».

Борясь за мир, легко перепутать пассивность и терпение. Типичная йога-карикатура – это безмятежное, просветленное существо, невосприимчивое к тревогам. Тем не менее, это – не та картина, которую Кришна показывает Арджуне на огромном поле битвы в «Бхагават-Гите». В то время как Арджуна хочет бросить оружие, предпочитая уступить, чем убить друзей и семью, Кришна настойчиво призывает к действию. Есть время для миролюбивого терпения, и есть время для  страстных убеждений.

Изучение разницы между пассивностью и терпением требует самоанализа. Внешне они могут выглядеть одинаково, однако на внутреннем уровне между ними есть тонкие, но существенные различия. Человек, пережидающий ливень под козырьком подъезда, может практиковать терпение или пассивность; единственный, кто знает наверняка – это он сам. Йога развивает внутреннюю осведомленность, которая помогает увидеть пассивность, маскирующуюся под терпение.

Пассивность может сопровождаться чувством покорности, беспомощности и безнадежности. Терпение же приходит с ощущением простого ожидания, знания, что обстоятельства изменятся, и время для действия  наступит в должный час.

Действие – это основа жизни. В «Бхагават-Гите» говорится: «Никто не может существовать без действия даже мгновение». Сам процесс дыхания, основа простого существования, требует действия. Даже если бы мы захотели остановить всю деятельность, нам бы это не удалось. «Бхагават-Гита» провозглашает: «Трудно отказаться от всей деятельности, не осуществляя деятельности».

Действие порождает творение, и именно таким образом мы формируем нашу реальность. Как Кришна сообщил Арджуне на поле битвы, состояние мира и решительные действия не противоречат друг другу. Однако большинство из нас сталкиваются с неприятностями, оставаясь неосведомленными об автоматических, привычных шаблонах, управляющих нашими действиями.

В ситуации  с моим мужем, действие, которое я немедленно предприняла после того как мы покинули материнскую палату, заключалось в том, чтобы указать на ошибочность его поведения. И, конечно, кто хочет такое выслушивать? Я совершила поступок, основанный на ограниченном видении: моем. Вместо того чтобы указывать ему на ошибку, мне следовало бы благоразумно поработать над своей собственной ментальной моделью, а не атаковать его модель.

Эта война – как и любая другая война с начала всех времен – началась, прежде всего, в уме.

Внимание

Внимание предваряет действие, осведомлены мы об этом или нет. Когда мой муж давал моему племяннику советы о том, как похудеть, я сосредоточила свое внимание на осуждении. Мои мысли приняли то же направление, что и у Мисс Хорошие Манеры*, и я повторяла наизусть культурно принятые нормы поведения. «Он не должен давать советы по поводу веса.   Это неприемлемо. Ему следует  просто сфокусироваться на радости по поводу нового ребенка. Женщина никогда бы не сказала такого другой женщине».

По Патанджали, результат такого образа мыслей был предсказуем.  Произошло столкновение. В «Йога-Сутрах» Патанджали описывает составляющие ума.  Из этих компонентов состоит система взглядов, через которую мы интерпретируем реальность, создавая в уме войну или мир. Первый компонент (Манас) регистрирует (записывает) опыт; другой (Буддхи) классифицирует его; и последний компонент (Ахамкар) связывает этот опыт с нашей личностью.

Вот как эти компоненты взаимодействовали в моем уме. Я услышала, как мой муж дает совет по поводу похудения (сработал Манас). Буддхи классифицировал информацию, придя к выводу, что это было неподобающее поведение. Ахамкар связал эту информацию со мной, приведя убедительные доводы о том, что это поведение стесняет меня лично. Основываясь на этой структуре, я  приняла решение указать мужу на ошибку, после того как мы покинули родильное отделение. Другими словами, это мои мысли явились причиной моих страданий, а не поведение мужа.

Используя внимание сознательно, можно нейтрализовать разрушительные мысли до того, как они обретут силу. Как пишет Джордж Фоерштейн в своей книге «Шамбала — руководство по йоге»: «Йоги очень аккуратны с тем, куда они помещают свое внимание, так как ум создает энергетические модели, порождая привычки мысли и поведения, которые могут быть вредными для достижения подлинного счастья».

Воздействие внимания также можно увидеть на примере выполнения асан. К примеру, возьмите Вирабхадрасану 3 (Воина 3). У многих людей есть тенденция фокусировать свое внимание на ноге на полу, так как они полагают, что баланс обретается благодаря сильной концентрации на точке соединения с полом. На самом деле, верно противоположное. Если вы позволите  вниманию распределиться по вытянутым рукам и течь через поднятую ногу,  баланс появится естественным образом. Перемещение фокуса с одной маленькой точки и распределение внимание на границах самой позы создает, парадоксальным образом, меньше стресса и больше непринужденности.

Когда мы с мужем поссорились, мое внимание было сконцентрировано на моих собственных взглядах, которые я полагала «правильными», не подвергая сомнению обоснованность этих предположений. Как много войн произошло потому, что они были правильными и справедливыми?

Принятие

На следующий день мой сын играл с тренировочным мячом, который был размером с него самого. Он очень веселился, забегая на мяч и скатываясь с него. Большую часть времени он просто скатывался на пол спальни. Один раз он не рассчитал расстояние и ударился головой о кровать. Он пнул мяч и заплакал, возмущенно называя его «глупым» во весь свой четырехлетний голос.

Природа мяча – быть круглым, и он не может быть в этот момент никаким другим. Мяч просто такой, какой есть. Эта округлость может со временем измениться, когда он сдуется, но прямо сейчас, когда мой сын играет с ним, он круглый. И поэтому существует  риск скатиться с мяча, если ты выбрал играть с ним. Бесполезно пинать его и называть глупым, ведь мяч остается просто мячом.

Слушая его тираду, я осознала, как часто, будучи взрослой, я сражалась против реальности чего-то или кого-то. Например, я могу раздражаться из-за недостатка чувствительности у моего мужа во время спора о весе, но это не меняет реальность спора самого по себе.

Война начинается, когда мы сражаемся против того, что есть, думая, что это должно быть чем-то иным. Круглый мяч не должен стукать меня по голове. Мой муж должен следовать моим интерпретациям социальных норм. Истории, которые мы рассказываем себе, конфликтуют с реальностью, и возникает страдание. Затем мы увековечиваем эти истории, тщательно выстраивая сценарии о том, как правильно и как неправильно. Я не хочу сказать, что мы не можем ничего делать, ведь бездействие невозможно, как было сказано выше. Просто очень помогает ясно видеть, сколько  нашей негативности приходит из реальности, и  сколько – из историй  о том, как все «должно» быть, содержащихся в нашей голове.

Принятие того, что есть, не означает, что вы соглашаетесь или одобряете происходящее. Это просто значит, что вы прекращаете сражаться с реальностью. Как вы знаете, что ветер дует? Просто потому, что так есть.

В Брихадараньяка Упанишаде утверждается: «То совершенно, и это совершенно. То, что приходит из такого совершенства, истинно совершенно. То, что остается после совершенства из совершенства, все равно совершенно. Да будет мир». Это уйма совершенства для очевидно несовершенного мира.

Что, если бы нам было необходимо принять утверждение, что совершенство повсюду? Как бы это изменило наше восприятие событий и своей роли в них? Требуется доверие, чтобы верить в совершенство, если мы не можем принять то, что предлагает реальность.  Когда наступают суровые времена, чему вы доверяете? Доверяете ли вы без вопросов своим ментальным моделям? Доверяете ли поддержке любимых людей? Доверяете ли некой невидимой, большей силе?

Боль войны ли заставляет нас искать согласия, или боль смерти, которая показывает ценность жизни, доверие – это то, за что можно держаться, пока не достигнуты более спокойные воды мира. Доверие, в более широком смысле, подразумевает принятие настоящего момента.

Это мое

Когда вы говорите, что кто-то или что-то — ваше, какое воздействие это оказывает на ваше поведение? Если кто-то ударил мою машину на автостоянке, вы, возможно, не очень расстроитесь. Если кто-то ударил вашу машину, это, наверное, другая история. Если бюджет на работе почти что обрезали, это не так плохо,  когда происходит в другом отделе. Если же это ваш отдел, и временные увольнения неотвратимы, беспокойство растет.

От того, что входит в понятия «меня» и «мое», зависят мои границы, суждения и отношения по отношению к текущей ситуации.

Находитесь ли вы в ситуации напряженных прений по поводу бюджета  на работе, или стоите перед угрозой войны, полезно посмотреть, где были установлены рубежи  «вашего» и «моего», и решить для себя, помогают они или мешают.

Попробуйте выполнить небольшое упражнение. Наберите горсть песка в кулак и крепко сожмите. Как много вы сможете удержать? Теперь откройте кулак, сложите пальцы горсточкой и зачерпните песок в чашу своей ладони. Сколько песка у вас теперь? Двигаясь сквозь день, просто наблюдайте, когда вы обозначаете что-то как «свое». Исследуйте, как это влияет на ваше отношение к происходящему, и посмотрите, можете ли вы развернуть ситуацию так, чтобы использовать подход открытой ладони, а не сжатого кулака.

«Мое» против «твоего» готовит почву для войны. Мои мысли о том, как должен себя вести муж, отличались от его мыслей на этот счет. С того момента как я ухватилась за идею о том, что  мои взгляд предпочтительнее, линия фронта была проведена.

В конечном итоге, идея «моего» и «твоего» — это просто концепция. Как сказал Кришна Арджуне в первой главе «Брахма-Гиты», «Мысль «Я связан с таким-то» или «Я потерял  такого-то» только мучает тебя, постоянно подвергая радости или скорби».

Изучение того, как мы определяем «мое» и «твое», приносит освобождение. Как утверждается в Брахма-Гите, «В том, кто испорчен нечистой мыслью «мое» по отношению к телу, сознание не сияет. Тот, кто терпелив, не имеет идеи «я», один и тот же в печали и радости, он, хоть и совершает обязательные и необязательные поступки, не испачкан своими делами».

Из-за концепции «меня» и «мое» мир в мире неотделим от мира в семье, а он, в свою очередь — от мира внутри нас.

Боль мира

После урока йоги на этой неделе ко мне пришла новая ученица и спросила, должна ли она чувствовать боль во время занятия. Мой немедленный ответ был «Нет». Затем к разговору присоединилась другая студентка. Она занималась у меня довольно долго, так что я очень удивилась, когда она сказала: «Я всегда чувствую боль во время практики».

Медицинские организации долго спорят о том, как измерять боль. Это так субъективно. Такой метод как измерение пульса слишком прост: мы получаем цифры, которые нужно сравнить с эталонным образцом. Это не годится для исследования боли. Когда одни люди воют в агонии,  другие в том же состоянии только делают легкую гримасу.

В соответствие с «Йога-Сутрами» Патанджали, мысли можно разделить на 2 группы: болезненные и не болезненные. Болезненные мысли могут казаться прекрасными, когда появляются, но оказываются вредными в долгосрочной перспективе. Не болезненные мысли  могут ощущаться как печальные при первом появлении, но со временем мы видим,  что они работают ради наших интересов.

Прохождение через жизненные испытания, такие как развод, потеря работы, смерть любимого человека оказывает разрушительное влияние подобно войне. Вера утрачена, и повсюду руины. Боль может быть постоянным спутником в такие времена. С течением времени, однако, можно видеть, как боль от происшедшего может стимулировать рост и развитие. Бывает также, что вещи, которые представляются столь приятными, становятся мучительными. Насыщенный десерт кажется великолепным, но вскоре боль от переедания затеняет секундное удовольствие.

Боль и удовольствие неразделимы, не так ли? Может ли быть, что война и мир тоже взаимосвязаны?

Война с моим мужем была импульсом, в котором я нуждалась, чтобы исследовать свои вредные и болезненные мысленные шаблоны. Эта война стала стимулом для мира.

Мир в мире

В теперешние беспокойные времена многие из нас переживают снежную бурю. Увольнения, возросший объем работы, страх терроризма приводят к возрастанию беспокойства, неопределенности и бессонным ночам. Когда вы покупаете газету, слушаете телевизионные новости, говорите с другими, кажется, что вся вселенная покрыта плохими новостями. Кажется, что мир – это дефицит.

Когда кажется, что весь мир покрыт снегом, и плохие новости повсюду, поступайте как Пикабо Стрит**. Когда она летела с горы, то следовала голубой линии, нарисованной на склоне, извивающейся подобно змее по всему пути следования. Так линия помогала Пикабо и другим лыжникам видеть путь в затененных участках и оставаться на маршруте.

Йога подобна голубой линии, которая помогает нам не сбиться с пути внутреннего мира, когда снежная буря мешает его различать. Философия йоги может быть сложной. А практика йоги может быть простой. Подобно тому как Пикабо просто следовала голубой линии, бегущей вниз по холму, йога просто следует линии жизни так, как она происходит в каждый момент.

Мир в мире может быть сложным. Практика мира может быть простой. В каждый момент можно поддерживать одно желание, одну мысль, мир или войну.

В моем маленьком уголке вселенной муж и я помирились, и находимся в настоящий момент в мире. Если я стараюсь быть йога-наблюдателем, то с каждым новым опытом узнаю о себе больше и больше. Я могу видеть возможности моих собственных созданий, выбирая войну или мир в каждый момент времени.

*Мисс Хорошие Манеры (Miss Manners) – Джудит Мартин, американская журналистка, авторитет в области этикета.

**Стрит Пикабоамериканская горнолыжница, серебряный призер Олимпиады-94. В 1996 г. перенесла тяжелую травму, вернулась в большой спорт и победила на Олимпийских играх 1998 г. в Нагано.

Меган МакДоноу, автор книги  «Вечность в коробке. Использование йоги для жизни с легкостью», выносит философию йоги за пределы традиционных уроков хатха-йоги. Она учит бизнес-техникам йогов и йога-техникам – бизнесменов. Совмещая тихое искусство йоги с прагматичными нуждами ежедневной работы, Меган обеспечивает людей практическими и простыми инструментами, которые делают жизнь легче.

В следующий раз мы продолжим тему тантры, затронутую в предыдущем выпуске. Рассказывать о ней будет Лев Тетерников, признанный мастер и учитель йоги и тантры.

Поделиться
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

 Оставить комментарий

(требуется)

(требуется)