Фев 022011
 

Продолжаем разговор о вегетарианстве.

Если вы хотите выразить свою точку зрения по этому вопросу – приходите к нам на форум: http://www.yfest.ru/forum/

«Мы можем с таким же успехом поедать человеческую плоть, как мы делаем это с мясом животных».

Диоген, греческий философ

Мясо – опасно? (Часть 2)

Наибольшую озабоченность в настоящий момент вызывает широкое применение в животноводстве антибиотиков. Практически всё поголовье мясного скота в США, помимо привычных инъекций антибиотиков в терапевтических целях и общепринятой вакцинации, на регулярной основе получают дополнительную дозу антибиотиков. “Зачем?” спросите вы. Отчасти потому, что фермеры уже десятилетия назад открыли для себя тот факт, что содержание в кормах низкой (субтерапевтической) дозы антибиотиков положительно сказывается на наборе животными веса и в целом повышает эффективность кормов в мясном животноводстве. Фермеры также сходятся во мнении, что постоянный подкорм животных антибиотиками обходится куда дешевле, нежели обеспечение должного санитарного состояния в помещениях. Систематическое поддержание высокого уровня антибиотиков в крови животных приводит к уничтожению чувствительных к ним бактерий, которых, как правило, подавляющее большинство. Бактерии же, которые выработали сопротивляемость к антибиотикам, продолжают размножаться и, как уверяют нас учёные, со временем достигают человека через пищевую цепь, посредством физического контакта с животными или через окружающую среду.

В то же самое время темпы роста числа бактерий, устойчивых к антибиотикам, в организме человека поражают. В соответствии с отчётом, опубликованным в 1980 году, “В 60-х и 70-х тысячи госпитализированных американцев и десятки тысяч жителей Центральной и Латинской Америки умерли в результате инфекций, устойчивых к антибиотикам”. Штаммы возбудителей гонореи, пневмонии, детского менингита, брюшного тифа и сальмонеллёза вырабатывают всё более сильную устойчивость к пенициллину и тетрациклину — антибиотикам, наиболее часто используемым как в лечении людей, так и в качестве кормовых добавок в животноводстве.

Несмотря на повсеместное использование в животноводстве антибиотиков, тревожная статистика случаев рака и иных заболеваний среди животных, выращиваемых на убой, продолжают расти. По сведениям, содержащимся в Справочнике по мясу, науке известны более семидесяти заболеваний, передающихся от животных человеку. Существуют данные, что более 90 процентов поголовья кур, как в США так и за рубежом, поражены лейкозом, так называемым “куриным раком”. Ввиду повышенного риска заразиться инфекционными заболеваниями, работа в птицеводческой промышленности была признана Министерством труда в качестве одной из наиболее вредных профессий в США. К тому же, лейкоз обыкновенно встречается у его носителей-животных в виде злокачественной опухоли столь малых размеров, что даже самый внимательный инспектор не в состоянии её обнаружить. А что, спросите вы, происходит в тех ситуациях, когда опухоль столь велика, что инспектор её всё-таки обнаруживает? На практике, в большинстве случаев опухоль просто вырезается, а остальная тушка, бывшая когда-то организмом, породившим это злокачественное образование, продолжает свой путь на стол к потребителю. Газета «Вашингтон Пост» писала: “Выявлено, что более чем десять процентов из 30 миллионов туш крупного рогатого скота, прошедших проверку государственной санитарной инспекцией, подвергались тем или иным манипуляциям на предмет иссечения нежелательных новообразований”. Потребители должны радоваться, что хоть какая-то часть трупов больных животных выявляется санитарной инспекцией, поскольку зачастую перед контролёром проходит до 11 000 туш в час.

Эксперты также отмечают, что существует общепринятая практика, когда животноводы предпочитают избавиться от больного животного, спеша отправить его на бойню, до того как оно само умрёт от болезни. “Бойня — это спасение для фермера” — считает Ричард Уолден, доктор медицины и ветеринарии, имеющий опыт работы инспектором в мясной промышленности. “Когда есть риск потерять животное в результате тяжёлой болезни, фермер немедля отправляет его на скотобойню в полной уверенности, что это сойдёт ему с рук… Первый совет, который дают ветеринары в таких случаях: “Скорее сдавай его на бойню”. Поскольку при забое не требуется проведение анализов крови или других лабораторных исследований, болезни, ещё не достигшие фазы видимого проявления симптомов, проходят незамеченными, и мясо больного животного отправляется прямиком в супермаркет.

Всё вышеприведённое — это ещё далеко не исчерпывающий перечень ядов и токсинов, попадающих в организм животного в процессе откорма. Стоит упомянуть такие транквилизаторы, как промазин, резерпин, бацитрацин цинка, используемые для повышения аппетита у животных (зачастую они подвергаются принудительному кормлению), или для увеличения надоев путём стимуляции гипоталамуса; энзимы, замедляющие процесс “старения” тканей забитого животного; и, непосредственно перед забоем, пентобарбитал натрия — анестетик, замедляющий изменение окраски мяса на трупную, сохраняя его красный цвет и создавая тем самым иллюзию свежести.

После забоя встаёт проблема замедления неизбежных процессов гниения в мясе. Для сохранения эффекта свежести в фарши и мясные продукты, готовые к употреблению, добавляют нитрат натрия и нитрит натрия, оказывающие “косметическое” воздействие, придавая продукту розовый цвет. Исследования показывают, что нитрит натрия образует в организме человека канцерогенные соединения, так называемые нитрозоамины, а также лишает содержащийся в крови гемоглобин способности доставлять кислород в ткани организма. Доктор Чарльз Эдвардс, уполномоченный Управления по контролю за продуктами и лекарствами (FDA), докладывал подкомитету конгресса в марте 1971 года, что соединение это высоко токсично для детей, может служить причиной эмбриональных дефектов у беременных женщин и особо опасно для лиц страдающих анемией.

Сульфит натрия, разрушающий витамин В, является ещё одним канцерогеном, повсеместно добавляемым в мясо. Он предотвращает появление гнилостного запаха и искусственно придаёт мясу его “естественный” красный цвет, каким бы старым и протухшим в действительности оно ни являлось.

Инспекции на мясоперерабатывающих предприятиях свидетельствуют об ужасе царящей там антисанитарии, продажности, некомпетентности и неэффективности контроля за качеством продукции. Федеральная инспекция, проводящаяся только на тех двадцати процентов скотобоен, чьи торговые операции выходят за границы одного штата, теоретически должна быть куда более требовательной, нежели местные инспекции на уровне штатов. Показательным является случай, когда в 1968 году санитарный инспектор обнаружил 75 нарушений установленных санитарных норм в ходе федеральной проверки на Нью-Йоркской фабрике по производству кошерных сосисок:

“Механические части мясорубок покрыты ржавчиной и плотной коркой из спёкшихся сгустков старого жира и мяса. Краска на оборудовании пузырилась и, свисая лоскутами, падала в сосисочный фарш. Свежее мясо хранилось в ржавых ваннах.

Стерилизатор, предназначенный для стерилизации упавших на пол ножей, который в соответствии с инструкцией должен быть наполнен горячей водой с температурой 82 градуса по Цельсию, содержал холодную, жирную воду. Среди отбросов, скопившихся на поверхности резервуара, плавал мёртвый таракан…

Следы крыс были повсюду, даже непосредственно на поверхности разделочных столов. И всё это в присутствии федерального инспектора на территории предприятия”.

Три года спустя, в августовском номере «Консьюмер репортс» за 1971 год, в статье о качестве мяса для бифштексов, были приведены данные выборочной проверки 250-ти полукилограммовых образцов на предмет качества и наличия кишечной палочки, служащей показателем содержания в мясе фекалий и индикатором присутствия болезнетворных микроорганизмов. Лишь 27 процентов образцов успешно прошли испытание, тогда как 52 процента содержали кишечную палочку в количествах в десятки раз превышающих существующие требования по качеству.

В 1973 году газета Нью-Йорк Таймс получила в своё распоряжение копию акта инспекции, проведённой Агентством внутреннего контроля Департамента сельского хозяйства США (Управление главного инспектора), чьи отчёты редко становятся достоянием гласности. Инспекция выявила, что “условия, могущие принести ущерб здоровью потребителя присутствовали в 43 процентах из проверенных мясокомбинатов и птицефабрик”.101 Помимо детального перечисления обнаруженных нарушений, отчёт также содержит сведения о других распространённых проблемах, выявленных в ходе аналогичной проверки трёхлетней давности и всё ещё имеющих место: неадекватная инспекция импортируемого мяса, недостаточная подготовка и халатность среди инспекторов по качеству, конфликт интересов, пренебрежение прямыми служебными обязанностями и фальсификация данных.

Когда взору открывается вся неэффективность существующего санитарного “контроля”, вопиющая антисанитария на мясокомбинатах, повсеместное применение антибиотиков, гормонов, транквилизаторов, пестицидов, красящих веществ, дезодорантов, облучения, консервантов, стабилизаторов и других опасных веществ (не говоря уже о естественных ядах — продуктах гниения и бактериях, содержащихся в трупных тканях), попадающих вместе с мясом в организм человека, то становится понятным печальный юмор следующей истории:

“Когда одной женщине в самолёте принесли заказанное ею вегетарианское питание, она обратила внимание, что сидящий рядом мужчина заказал себе то же самое. Повернувшись к нему, она с любопытством спросила: “Извините, пожалуйста, а вы что, тоже вегетарианец?”

“Нет, — ответил тот, — просто я работаю инспектором в мясной промышленности…”

Источник: Р. Ф. Капло «Беречь все живое. Буддизм и вегетарианство». Полный текст книги находится здесь: http://www.yfest.ru/lib/2010/12/kaplo-rosi-filip-berech-vse-zhivoe-buddizm-i-vegetarianstvo/

Поделиться
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

 Оставить комментарий

(требуется)

(требуется)