Мар 032011
 

Сегодня мы поговорим об эмоциях — неотъемлемой составляющей человеческого бытия. Нужны они или нет? Бороться с ними или свободно проявлять? И как быть с негативностью? Надееемся, что ответы вы найдете в представленных здесь наставлениях Калу Ринпоче, одного из великих буддийских учителей.

Основная проблема заключается в том, что мы верим, что все реально, и живем в соответствии с этим убеждением. «Я реальный и незыблемый, мое тело реальное и незыблемое, а эмоции, которые я испытываю, — также реальные и незыблемые». Поскольку мы в этом совершенно убеждены, у нас нет иного выбора, кроме как дожидаться исчерпания эмоций и идти у них на поводу. В этом случае мы полностью находимся в их власти. Мы переживаем привязанность, отвращение, гнев, глупость, желание и ревность.

Мы рассматриваем эти субъективные явления как нечто настолько реальное, что автоматически им поддаемся. Мы наделяем подлинностью, что уже не в состоянии распознать их абсолютную ложь. Мы чувствуем: «Да, выбора нет, ведь, «куда ни глянь, все такое реальное… Что же я могу поделать?» Так что мы просто переживаем свое заблуждение. Мы полностью сдаемся на милость проекций нашего ума. Что же происходит на самом деле? Как человеческие существа, мы функционируем и как ум, и как тело. У нас есть и физическая форма, и ум, который получает переживания, опираясь на физическую форму. Между ними существует грубая и тонкая связь. Но вот мы переживаем эмоцию. Откуда она берется? И имеет ли она какое-то отношение к нашему телу? Предположим, мы чувствуем злость. Из-за нее мы можем накричать на кого-то, ударить или даже убить, однако, эти физические действия совершаются потому, что у нас в уме есть намерение их совершить. Тело выступает лишь как средство для выражения эмоций. Если вы думаете, что эмоция — это физическое проявление, давайте досмотрим на труп — человеческое тело, разделенное со своим умом. Когда исчезла физическая форма, куда же подевалась способность ума выражать эмоциональную реальность? Очевидно, что труп лишен всяких чувств, поскольку ум больше не использует эту физическую форму как средство выражения своих заблуждений. Ум больше не может проявить гнев или ревность, поскольку у него уже нет той плотности, которая была раньше.

Калу Ринпоче

Благодаря этому пониманию возникает еще одна перспектива. Мы постигаем, что не обязательно сдаваться на милость эмоциям, когда они возникают. Почему? Да потому что в окончательном смысле, помимо этой волны — мысли или эмоции, возникшей на поверхности океана ума, — ничего другого не происходит. Ум — текучий и гибкий, он может работать с любой ситуацией. Ум — это пустота, он не обладает какой-либо реальностью. Ум — безграничен. Единственное, что можно сказать об уме, — то, что он пуст по своей природе. Но это еще не все. У ума есть потенциал свечения и способность беспрепятственно проявлять непрерывное осознавание.

Одно другому не противоречит. С одной стороны, пустота — пуста, с другой — воспринимаемые вещи являются формой, но формой, подобной радуге. Проявление Нирманакайи (нирманакая — это физическое тело просветленного существа, или, другими словами, проявления внеличностного абсолютно развитого совершенного потенциала ума в виде физической формы) действительно подобно радуге — явлению визуально зримому, но не не полной мере реальному. Она бесплотна: пытаешься коснуться ее, и рука проходит насквозь. Я привел здесь этот пример, чтобы показать, что все явления не имеют атрибутов истинной или абсолютной реальности. Таким же образом природа ума, будучи нематериальной, проявляет себя как свечение — беспрепятственное и непрестанное движение.

Что же происходит на самом деле, когда мы переживаем какую-то эмоцию? Пустое, ясное, беспрепятственное и непрерывное осознавание проявляется в форме конкретной эмоции. Совершенно не обязательно считать это проявление реальным — за исключением того факта, что оно возникает в какой-то момент времени и затем снова исчезает. Поскольку эмоция реальна лишь условно, ей нельзя приписывать никакого окончательного, плотного или материального существования. Это упрощает ситуацию. Отныне нет необходимости быть полностью во власти собственных эмоций. Переживать последствия эмоции или облечь ее ложной реальностью. Как раз здесь и начинаются проблемы, ведь переживание эмоций — поистине неистощимый процесс. До тех пор, пока мы приписываем им реальность, они непрерывно будут сами себя воспроизводить. Это все равно, что пытаться вычерпать Ганг или любую другую крупную реку.

Наши желания — и любые другие эмоции — проявляются настолько, насколько мы им позволяем. Именно в этом бездонном кладезе эмоций, переживать которые можно бесконечно, и заключается настоящее страдание. И совершенно неважно, что всплывет на поверхность. Ум, беспрепятственно выражая свою сущностную пустоту, породит еще больше мыслей и эмоций. С точки зрения абсолютной реальности ничего этого не существует. Ведь если бы было нечто реально существующее, нечто застывшее и плотное, некая форма, ее можно было бы дробить до тех пор, пока от нее ничего не осталось бы. Однако, поскольку это просто нематериальное проявление динамического состояния осознавания, оно будет продолжаться до тех пор, пока вы это допускаете. Таким образом, вопрос вовсе не в том, отказаться ли от этой эмоции или нет и прекратить ли эмоцию эли нет, а в том, поддаться ли эмоции или нет, и нужно ли ее проявлять.

Ответим на этот вопрос. Когда в уме возникает эмоция, то нет жесткой необходимости проигрывать все от начала и до конца, и мы свободны от принятия ключевых решений «правильно — неправильно». Отныне мы можем разобраться, что же происходит на самом деле. Вот эмоция возникает в уме. Будь то желание, злость или что бы то ни было — мы видим, что оно, будучи проявлением ума, возникает в нем, играет и снова в нем растворяется. Чувство становится более прозрачным, а необходимость его проявлять постепенно уменьшается. Иметь дело с трудностями — результатом наших собственных негативных эмоций — нам придется лишь до тех пор, пока мы считаем, что эмоции реальны.

Эмоции и беспорядочные мысли не являются чем-то каждый раз новым, но и не находятся в каком-то специально отведенном для них месте. Вы не можете запереть их в ящик вашего стола и по желанию доставать и класть обратно, поскольку они находятся в самом уме. Будучи частью ума. они нематериальны и абсолютно лишены собственного существования. Поскольку в прошлом вы переживали беспорядочные мысли и эмоции, то и в будущем они у вас непременно появятся. Их не забудешь где-нибудь в шкафу или в прошлогоднем фильме, их даже не оставишь в кабинете у психиатра. Эти процессы являются частью вашего бытия.

Я говорю: «Эмоции появляются в уме, а ум пуст» — и отныне у вас появится понимание смысла этих слов. Это знание — первый шаг к истинному постижению. Однако его недостаточно, поскольку то, что имеет абсолютную ценность, не возникает исключительно из интеллектуальных умопостроений. Такое умозрительное понимание может _ превратиться в более глубокое и интуитивное, а в идеале должно стать стабильным постижением и непосредственным переживанием. И это уже второй шаг — когда это понимание преобразуется в живой устойчивый опыт. Истинная польза от духовного учения возникает лишь тогда, когда практикующий достигает большего счастья и равновесия. Таким образом, чтобы эти поучения приобрели смысл, важно начать процесс углубления понимания пустоты ума при помощи медитации и личного опыта.

Поделиться
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

 Оставить комментарий

(требуется)

(требуется)